Коста о «литературном языке»


  • 16 января 2019г.

Ссылки на данный текст часто попадаются в обсуждениях осетинского «литературного языка», но целиком он встречается достаточно редко. Обращает на себя внимание, что речь жителей Нара нарец Коста не считал литературной. Это же касается говора, который ныне преподают в школах Северной Осетии.

***

ДОКЛАД В КОМИССИЮ ПО ПЕРЕСМОТРУ ТЕКСТА ЕВАНГЕЛИЯ НА ОСЕТИНСКОМ ЯЗЫКЕ

 

Осетины при всей малочисленности своей, благодаря топографическим особенностям места их поселения, изрезанного глубочайшими ущельями и неприступными гребнями скалистых гор, почти до половины минувшего столетия имели очень ограниченное сношение между собою. Неудивительно поэтому, что население каждого замкнутого района извратило в большей или меньшей степени основной осетинский язык. Не говоря уже o дигорцах, речь которых порой совершенно непонятна рядовому осетину, и в остальной Осетии, начиная от Ахалкалаки, Кутаиса и Гори и кончая Моздоком и от Дариальского ущелья до левого водораздела ущелья реки Ардона, приходится наблюдать в каждой отдельной местности заметное пристрастие к той или другой букве, а то и скрадывание некоторых букв или прибавление ненужных. Южные осетины особенное пристрастие имеют к буквам ш и ж. Вместо слов цæмæн (зачем) и дзурѵн (говорить) они произносят шæмæн и журѵн. Коренные жители Нарской котловины говорят вместо цæмæн — сæмæн, вместо дзурѵн — зурѵн. Северные осетины особенно пристрастны к буквам ц, х и т и там же жители некоторых сел, корчащие из себя аристократов, режут ухо неуместными ш и ж. Первые фразу æз cѵn захдтон (я им сказал) произносят: æз цѵн зaxтон, а вторые — æж шѵн жахтон и т. д.

 

Предлог дæр, посредством которого составляется сравнительная степень, и в Евангелии, и в других новейших изданиях зачастую коверкается в тæр (гони). Вместо фѵд-дæр (злее) пишут: фѵд-тæр.

 

Но больше всего наши грамотеи грешат в спряжении, особенно против вспомогательного глагола «быть». Для большей наглядности я проспрягаю его, отделяя через тире части сложного слова и включая в скобки принятую в изданиях на осетинском языке орфографию.

 

Настоящее время

Единственное число / Множественное число

Æз дæн / Мах сдæм (стæм)

Дѵ дæ / Смах сдут (стут)

Ўj у / Ўдон сдѵ (стѵнц)

 

Прошедшее время / Будущее время

 

Æз ўд-дæн (ўд-тæн) / Æз ўдзѵнæн

Дѵ ўд-дæ (ўд-тæ) / Дѵ ўдзѵнæ

Ўj ўд-ис / Ўj ўдзæнис

 

Мах ўдѵ-сдæм (ўдѵстæм) / Мах ўдзѵ-сдæм (ўдѵстæм)

Смах ўдѵ-сдут (ўдѵстут) / Смах ўдзѵ-сдут (ўдѵстут)

Ўдон ўдѵ-сдѵ (ўдѵстѵ) / Ўдон ўдзѵ-сдѵ (ўдѵстѵ)

 

Проспрягаем теперь глагол встать.

 

Настоящее время / Прошедшее время

 

Æз стѵн / Æз сѵстад-дæн (стад-тæн)

Дѵ стѵс / Дѵ сѵстад-дæ

Ўj стѵ / Ўj сѵстадѵ-сдæм (стæм)

 

Мах стæм / Мах сѵстадѵ-сдæм (стæм)

Смах стут / Смах сѵстадѵ-сдут (стут)

Ўдон стѵнц / Ўдон сѵстадѵ-сдѵ (стѵ)

 

Будущее время

Æз сѵстдзѵнæн

Дѵ сѵстдзѵнæ

Ўj сѵстдзæнис

 

Max сѵстдзѵ-сдæм (стæм)

Смах сѵстдзѵ-сдут (стут)

Ўдон сѵстдзѵ-сдѵ (стѵ)

 

Есть глаголы, которые спрягаются в прошедшем времени несколько иначе, например, зæѓѵн (говорить). В нем вспомогательный глагол дæн изменяется в дон.

 

Æз заѓд-дон (тон)

Дѵ заѓд-даj (таj)

Ўj заѓд-да (та)

 

Мах заѓд-дам (там)

Смах заѓд-тат (тат)

Ўдон заѓд-доj (тоj)

 

В осетинском алфавите есть несколько звуков, которых нет в русском языке. Из них для трех имеются самостоятельные буквы: Æ æ, Q q, Ѵ ѵ. Остальные образуются посредством резких ударений на взятые из русской азбуки буквы, так же произносимые осетинами, как русскими. К величайшему сожалению, в шрифте Евангелия и других церковных книг буквы К, П и Т по каким-то непонятным соображениям превращены без всякого видоизменения в знаки звуков, получаемых посредством резких ударений, а для обыкновенного К, П и Т измыслили к этим же буквам пригвоздить непомерной величины крючки. Все существующие в осетинском языке слова c такими резкими ударениями так малочисленны, что их c успехом можно отмечать обычными ударениями над буквой. Это много посодействует и красоте шрифта и более беглому чтению.

 

Для большей убедительности возьмем примеры: сæг — сажа, сæѓ — коза; кæj — чей, ќæj — каменная плита; теуа — верблюд, т’æбæрт — взмах крыла, т’æпæнæг — кадка; цæхх — соль, ц’æх — серый; чiдæр — кто-то, некий, ч’iл — обод, ч’iрi — пирог c сыром и т. д.

 

Повторяю, слов c такими резкими ударениями очень мало и потому убедительнейше настаиваю принять это обычное во всех европейских языках ударение, чтобы c переизданием Евангелия раз навсегда установить алфавит, который по своей простоте и изяществу, несомненно, даст возможность читать священное писание бегло и удобопонятно и, кроме того, установит раз навсегда правильную орфографию.

 

C горячим пожеланием блестящего успеха на трудной, но плодотворной деятельности на народной ниве имею честь быть всегда покорнейшим слугою уважаемой просвещенной комиссии.

 

Коста Хетагуров. Полное собрание сочинений в пяти томах.

Владикавказ, 2000. Том 4. Стр. 190–193

 

Текст взят с сайта проекта Zilaxar.com

 

 
Комментариев нет.
Отправить комментарий